Случай лечения депрессии

(доктор-гомеопат Буланкова Надежда Владимировна)

Это была пациентка 40 лет – яркая, высокая, улыбчивая.

Она обратилась ко мне по поводу кожных проблем – на лице обильная сыпь – акне розацеа. На приеме я узнала, что полгода назад погиб ее муж – его сбила машина, неожиданно она осталась одна с двумя мальчишками, младшему из которых было 1,5 года.

Она очень хорошо скрывала свое горе, со стороны никто бы не мог подумать, какая боль живет внутри этого человека, какая рана кровоточит в ее сердце. При опросе она вдруг разрыдалась, и между нами установились искренние и доверительные отношения. Я давала ей Hura. Прошел год, и вот что она написала по моей просьбе:

«Чтобы понять, какую роль в моей жизни сыграла гомеопатия, надо в двух словах изложить предысторию.

…Счастье пришло ко мне в достаточно зрелом возрасте – 35 лет, когда за плечами уже были годы одиночества, борьбы за существование, а на руках маленький ребенок. И в одночасье пришло все: и взаимная любовь, и чувство защищенности, и уверенность в завтрашнем дне. В 39 лет был рядом самый дорогой человек, хороший дом и уже два сына. Но такое полное счастье полным не бывает. Все оборвалось на самом взлете. Летящий в сумерках автомобиль в одно мгновение разбил мою счастливую жизнь. Я рухнула в такую черную яму депрессии, что даже мысль о детях не могла меня оттуда вытащить. Через три месяца похоронила отца, который приехал на похороны мужа и слег сам. Мне казалось – я сама умерла. Мир стал черным. Я ни с кем не могла говорить – душили слезы.

В результате нервного срыва резко обострилась болезнь – «акне розацеа». Несмотря на это, пришлось идти на полный рабочий день – кормить семью. Младшему ребенку было 1,5 года.

Но крепла вера, раненую душу поддерживали беседы с духовным отцом, теплое отношение людей с нашего прихода.

Первым гомеопатическим лекарством была Игнация 30 – один шарик в 100,0 гр. воды – 1 стол. ложка. Облегчение пришло почти сразу, но продлилось 10 дней, и опять слезы, тоска, безысходность. Решили с врачом попробовать Hura 30. То же разведение и … явное улучшение. Тиски как будто разжались, ушел ком из горла, и сердце как будто бы стало оживать. Но ярко выраженного всплеска не происходило. Прошло необходимых 40 дней, и мы решили повторить Hura еще раз. Был самый конец июля 2002 г. Буквально через несколько дней я страшно заболела. Даже трудно объяснить – болело все: текло из носа и из глаз, горло и уши заложило, меня всю скрючивало и корежило. Я не помню, чтобы мне в одночасье было так плохо. К середине августа все прошло, и в этой болезни я и не заметила, как черная тоска отпустила, уступив место светлой грусти, чудесным воспоминаниям и возможности просто говорить о единственном и незаменимом муже. Я могу продолжать жить, улыбаться детям, работать, общаться и робко заглядывать в завтрашний день…»